Pioneer Club
Pioneer Club
Вторник, 19.09.2017, 13:49 | RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
 
 

Гость | | | 54.161.91.76 | 

Навигация

Altitel

Мнение
Я бы посетил
Всего ответов: 1014

Случайное фото

Главная » Статьи » Чтиво » История РВСН

Геодезисты-интернационалисты.
За последние годы увидело свет много материалов, в которых руководители и рядовые участники операции «Анадырь» вспоминают и анализируют события 1962 года. Подробно освещается участие в этих событиях 51-й ракетной дивизии, ракетных полков, подразделений и обеспечивающих служб. Однако вопросы геодезического обеспечения ракетных войск практически не нашли отражения. В редких публикациях упоминается, что «выполнялась геодезическая привязка точек установки пусковых стволов на местности». Подобные формулировки не раскрывают важности задач и большого объема работ, выполненных военными геодезистами. В связи с этим целесообразно дать краткое описание действий личного состава службы астрономо-геодезического обеспечения (АГО) РВСН.
 

ЗАДАЧИ И ПРОБЛЕМЫ

В соответствии с утвержденным 4 июня 1962 года планом операции «Анадырь» в состав главного штаба группировки советских войск на Кубе (ГШ ГСВК) был включен отдел АГО РВСН. 5 июня ему была поставлена задача – начать подготовку к учениям ракетных войск с передислокацией полков морским путем. Каждому офицеру отдела был задан вопрос: «Готовы ли вы к выполнению особо важного государственного задания на зарубежной территории?» Все ответили утвердительно. Несмотря на строгий режим секретности, путем сопоставления объективной информации нам, офицерам отдела, стало ясно – идем на Кубу.
 
Исходя из этого была подана заявка на получение необходимых комплектов аппаратуры, специального оборудования и технической литературы для выполнения астрономических, гравиметрических и геодезических измерений в условиях южных широт. Кроме штатного состава геодезических инструментов в заявку были включены: астрономический теодолит-универсал АУ-2/10, хронометры, специальный приемник для приема сигналов точного времени, гравиметры для измерения ускорения силы тяжести и два артиллерийских автотопопривязчика. Все это необходимо было отправить с первым кораблем, отплывающим в район учений. С этим же кораблем должен был отплывать геодезический взвод ракетного полка полковника Н.Ф.Бондиловского.
Вопросам геодезического обеспечения ракетных войск Генеральный штаб уделил особое внимание уже в период подготовки операции. Их важность в начале своего выступления отметил маршал С.С.Бирюзов на инструктивном совещании 18 июня 1962 года, где также присутствовали офицеры геодезического отдела ГШ ГСВК.

Геодезисты в числе первых советских военных специалистов были направлены на Кубу, где приняли непосредственное участие в рекогносцировке и выборе боевых позиций ракетных дивизионов. Это позволило своевременно согласовать и обозначить на местности места установки пусковых столов и приборов прицеливания, что в последующем значительно облегчило организацию и выполнение геодезических работ. Рекогносцировочные группы начали свою работу 21 июня под руководством заместителя начальника ГШ ГСВК генерал-майора Л.С.Гарбуза.
В ходе проведения операции отделу геодезического обеспечения предстояло решить следующие задачи:

– на первом этапе – до конца августа выдать в баллистический отдел штаба ГСВК все геодезические данные для расчета полетных заданий для всех пусковых установок ракетных дивизионов, геодезические координаты точек старта, значения уклонений отвесной линии и ускорения силы тяжести (для ракет Р-14);
– на втором этапе – до развертывания ракетных дивизионов на боевых позициях определить геодезические азимуты ориентирных основных и контрольных направлений для прицеливания ракет, закрепив их бетонными центрами.

Параллельно с участием в рекогносцировках отдел приступил к разработке плана геодезического обеспечения группировки Ракетных войск стратегического назначения. В ходе этой работы пришлось столкнуться с рядом проблем, требовавших зачастую неординарных решений.

Отсутствовали на первых порах какие-либо данные о геодезической и гравиметрической сетях на территории Кубы, а также сведения об элементах ориентирования (связей) отечественной и американской сетей геодезических координат. Из анализа полученных из Генерального штаба Революционных вооруженных сил Кубы топографических карт масштаба 1:50000 было установлено, что их основой является американская система координат (эллипсоид Кларка, 1866 год). После обращения в кубинский Департамент геодезии и картографии (ГиК) были получены каталоги координат геодезических и гравиметрических сетей, схемы уклонений отвесной линии и другие необходимые материалы. По согласованию с баллистическим отделом штаба ГСВК и штабом дивизии до получения координат целей (объектов поражения) геодезические работы решили выполнять в американской системе координат. Для перевода к отечественной системе координат 1942 года разработали специальную методику.

Трудности возникли с определением силы тяжести на пусковой установке. Гравиметры модели СН-3 требовали переюстировки для условий работы на широте Кубы. В полевых условиях была произведена уникальная перестройка диапазона гравиметров. Калибровка гравиметров выполнялась на гравиметрическом базисе Гавана–Санта-Клара.
Значительное удаление отечественных радиостанций затрудняло уверенный прием сигналов точного времени, необходимых для определения поправок хронометров при выполнении высокоточных астрономических работ. Проблема была решена после получения Генеральным штабом РВС Кубы расписания аналогичных станций на территории США.

РАБОТА ДНЕМ И НОЧЬЮ

Отсутствие на пунктах кубинской сети постоянных наружных геодезических знаков (вышек) создавало дополнительные трудности при проведении геодезических работ. От услуг подвижного отряда кубинского Департамента ГиК, который смог бы устанавливать разборные металлические вышки, решено было отказаться. В связи с этим при определении геодезических координат пусковой установки использовались нетрадиционные, специально разработанные методы. Для определения основных и контрольных направлений азимутов проводились высокоточные астрономические измерения.

Полевые геодезические работы непосредственно на полевых позициях ракетных дивизионов начались после прибытия на Кубу (28 июля) с первым теплоходом личного состава геодезического взвода, геодезических приборов и техники. Для выполнения работ была создана специальная геодезическая группа. В группу были включены офицеры отдела майоры С.П.Щеулин, В.Л.Крамаренко, А.Н.Мыльников, капитан В.Н.Геращенко, командир геодезического взвода старший лейтенант В.М.Портнов.

Начальником геодезической спецгруппы был назначен майор Щеулин, техническим руководителем геодезических работ и исполнителем астрономических и гравиметрических работ – майор Крамаренко. В распоряжение спецгруппы был командирован военнослужащий кубинской армии Педро Эскобар с автомобилем ГАЗ-63. Педро был нашим проводником и помощником. Он не знал русского языка, но это не мешало нашему общению с ним, поскольку по прибытии на Кубу мы начали изучать испанский язык. Личный состав спецгруппы имел табельное оружие.

Геодезическая группа выполняла свои задачи автономно под легендой прикрытия – «Геологические работы по поиску полезных ископаемых по заказу правительства Кубы». Трудиться пришлось в сложных условиях закрытой тропической местности. Здесь нас выручали артиллерийские автотопопривязчики. Следует особо отметить, что они были переданы геодезическому взводу непосредственно в порту погрузки на судно. В период морского перехода в трюме корабля старший лейтенант Портнов организовал изучение личным составом подразделения этой техники, что позволило задействовать автотопопривязчики для определения координат боевых позиций практически сразу после прибытия на Кубу. Благодаря использованию автотопопривязчиков удалось уже в конце августа определить и передать в баллистический отдел ГШ ГСВК координаты точек установки пусковых столов для трех полков (24 пусковые установки Р-12).

Параллельно с определением координат проводились гравиметрические работы по определению силы тяжести и астрономические определения азимутов ориентирных направлений для прицеливания ракет. Вспоминаю свой первый сеанс ночных астрономических работ. Накануне днем нас посетили два офицера из ГШ кубинских ВС, которые сообщили, что несколько дней тому назад рядом с данным районом была обнаружена и задержана группа контрреволюционеров. Нам рекомендовали проявлять бдительность и усилить охрану нашего лагеря, особенно в ночное время. Ночью того же дня я должен был начать определение астрономических азимутов ориентирных направлений в одном из районов, удаленном от нашего лагеря. Выехали на автомобиле ГАЗ-63. Кроме водителя Педро я взял двух геодезистов.

Добравшись до утвержденного района начали подготовку к астрономическим наблюдениям. Педро, взяв на изготовку свой автомат ППШ, начал ходить вокруг, приговаривая, что здесь могут быть «контрас». На всякий случай, я дал команду держать автоматы наготове, а сам, передернув затвор пистолета и положив его на столик треноги теодолита, приступил к астрономическим определениям азимутов. Мое состояние было несколько напряженным. Поскольку подсветка отсчетных шкал теодолита в темноте южной ночи видна на большом расстоянии, я представлял хорошую мишень для снайпера, окажись он в этом месте. Успокаивало то, что за время нашего пребывания на Кубе актов террора в отношении советских граждан не было, хотя по ночам порой слышались отзвуки перестрелок между революционной милицией и «контрас». Отмечу, что в дальнейшем, при проведении ночных работ, я и мои товарищи чувствовали себя спокойно. План астрономических работ был выполнен в требуемые сроки.

НАКАНУНЕ РЕШАЮЩИХ СОБЫТИЙ

15 августа на Кубу прибыл сводный отряд от Военно-топографического управления Генерального штаба ВС (командир – Герой Советского Союза полковник М.С.Мордвянников). От отряда в расположение геодезической группы направили лейтенанта В.Н.Куренного. Кроме того, были переданы крупномасштабные карты и другие материалы, позволившие убедиться в правильности ранее принятой методики перехода от американской системы координат к отечественной системе координат. Методическую помощь оказал группе начальник отделения майор В.Г.Кузин. В первых числах сентября в баллистический отдел штаба ГСВК поступили последние данные, необходимые для расчета полетных заданий для пуска ракет.
Геодезические работы на боевых позициях дивизионов по определению и контролю азимутов ориентирных направлений для прицеливания ракет продолжались геодезическими подразделениями полков в течение сентября и начала октября 1962 года.

Прибывшие на Кубу представители Главного штаба РВСН – генерал А.С.Буцкий, полковник В.В.Додонов и подполковник А.Б.Брейво (служба АГО и КП) – дали положительную оценку геодезическому обеспечению задач, поставленных перед группировкой РВСН. 22 октября обстановка на Кубе резко обострилась. Президент США объявил морскую и воздушную блокаду острова. К его берегам подошли американские боевые и десантные корабли. Начались ежедневные облеты позиций войск ГСВК военной авиацией Соединенных Штатов. Офицеры штаба были направлены в районы расположения ракетных полков, где уже началась подготовка боевых позиций для обороны ракетных комплексов.

Командование ВС Кубы направило зенитные подразделения для прикрытия частей РВСН. Я находился в расположении ракетного полка полковника Бондиловского и оказался свидетелем действий кубинской батареи 37-мм установок. Ее командир, а также командиры орудий и наводчики являлись военнослужащими кубинской армии, а остальные номера орудийных расчетов – «милицианос» из студентов Гаванского университета. Все они были очень веселые и настроены по-боевому. В какой-то момент пост наблюдения поднял тревогу, и над расположением ракетного дивизиона появилась пара американских истребителей, по которым расчеты орудий открыли огонь. Трассы снарядов прошли довольно далеко от самолетов. Поскольку я познакомился с командиром батареи, шутя, спросил у него: «Аренос, почему такие большие отклонения трасс от целей?» На что он ответил: «Раньше янки над Кубой не летали, поэтому не было возможности потренироваться. Сейчас мы потренировались и завтра обязательно собьем».

Однако 27 октября поступил приказ для советских и кубинских войск о прекращении огня. Начался этап переговоров высших руководителей СССР и США об урегулировании конфликта.
В течение ноября и декабря 1962 года части РВСН были выведены с Кубы. 25 декабря личный состав главного штаба ГСВК отправился на Родину на корабле «Адмирал Нахимов». Ракетные полки после прибытия в места прежней дислокации в короткие сроки стали на боевое дежурство.

Совместно с майором Щеулиным мы подготовили подробный «Технический отчет по астрономо-геодезическому обеспечению группировки РВСН на о. Куба». Этот документ с приложением крупномасштабных карт острова, каталогом геодезических пунктов в американской системе координат, схемы отклонений отвесных линий от нормалей, отнесенных к поверхности эллипсоида Кларка, и другие материалы были переданы в отдел астрономо-геодезического обеспечения и контроля прицеливания Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения и получили одобрение его начальника полковника В.Г.Дмитриевского.
 
ПРИГОДИВШИЙСЯ ОПЫТ

Активное участие в операции «Анадырь» во многом определило мое дальнейшее прохождение службы. В мае 1966 года я был назначен начальником лаборатории геодезического обеспечения и контроля прицеливания ракетных комплексов 4-го НИИ Минобороны (до этого являлся старшим офицером отдела геодезического и метрологического обеспечения в штабе 43-й ракетной армии). Прежде чем дать согласие на перевод, пришлось крепко подумать. Смущала неизвестная для меня научная работа. С другой стороны, моя профессиональная подготовка (в 1960 году с отличием окончил геодезический факультет Военной инженерной академии им. В.В.Куйбышева), большой практический опыт работы в войсках, включая стратегическую операцию на о. Куба, вселяли надежду, что смогу принести пользу на новом поприще.

Исходя из своего профессионального опыта, мог отметить следующее.

В первые годы развертывания РВСН подразделения астрономо-геодезической службы при определении исходных геодезических данных (ИГД) для расчета полетных заданий и прицеливания ракет были вынуждены применять традиционные методы и технические средства, которые обычно используются гражданскими геодезистами. Эти методы и средства на первых порах обеспечивали точность определения ИГД, но не отвечали требованиям оперативности выполнения задач. Трудоемкость традиционных геодезических методов, невозможность выполнения задач в любое время года и суток, при сложных метеоусловиях не соответствовали требованиям новой ракетной техники. Дальнейшее повышение точности стрельбы, увеличение дальности полета ракет, создание различных видов подвижных ракетных комплексов – все это требовало развития новых методов и технических средств геодезического обеспечения.
С этими мыслями приступил к работе в 4-м НИИ. Заказчиками НИР в области геодезического обеспечения были НТК, ГУРВО и служба астрономо-геодезического обеспечения ГШ РВ. Небольшой коллектив геодезической лаборатории (12 сотрудников) был вынужден трудиться по нескольким научным направлениям.

Много времени уделялось разработке методов геодезической привязки пусковых установок новых видов стратегических ракет. Результаты этих исследований были реализованы в ходе подготовки руководящей и технической документации для войск в виде проектов наставлений, руководств и инструкций. При этом широко использовался практический опыт, накопленный в ракетных частях.

Важным направлением являлось создание комбинированного метода вычислений составляющих гравитационного ускорения во внешнем пространстве Земли. Теория данного метода содержалась в трудах наших и зарубежных ученых. Необходимо было довести эти разработки до инженерных решений и рабочих программ для ЭВМ, позволяющих вычислить составляющие гравитационного ускорения в точке старта ракеты и по траектории ее полета. Эту задачу удалось успешно решить, что обеспечило возможность заблаговременного вычисления уклонений отвесной линии и превышений геоида в точке старта, а также вычисления ожидаемого отклонения боевого блока ракеты от цели за счет влияния аномалий гравитационного ускорения по траектории полета ракеты.

В лаборатории проводились исследования по обоснованию и разработке требований к точности определения исходных геодезических данных для подготовки полетных заданий и прицеливания ракет, а также общих тактико-технических требований к новым образцам геодезической техники. Результаты этих исследований были использованы при геодезической подготовке позиционных районов РВСН геодезическими отрядами военно-топографической службы, а также при выдаче ТЗ на разработку новой геодезической техники и аппаратуры.
Не меньшее значение имели исследования в сфере геодезического обеспечения натурных испытаний ракетной техники на воздействие атомного оружия. Разработанные в лаборатории методы, а также аппаратура определения показателей стабильности элементов шахтных пусковых установок и ракет обеспечили высокую точность измерений параметров в период проведения серий испытаний устойчивости шахтных ракетных комплексов на воздействие ядерных взрывов (программа «Аргон»).

Особое внимание уделялось разработке методов и технических средств геодезического обеспечения подвижных ракетных комплексов при различных вариантах их базирования. Следует отметить, что опыт передислокации и развертывания РК Р-12 в экстремальных условиях проведения операции «Анадырь» ускорил работы в НИИ и КБ по созданию подвижных ракетных комплексов наземного базирования.

Необходимо было изыскать пути определения исходных геодезических данных в любой точке боевого маршрута подвижного РК практически немедленно после получения сигнала на пуск ракет. Высокие требования по точности и надежности, а также необходимость автоматизации процесса получения геодезических данных (координаты точек старта ракет в плане и по высоте, ускорение силы тяжести, уклонение отвесной линии и превышение квазигеоида относительно отсчетного земного эллипсоида) заставили изрядно попотеть сотрудников лаборатории. Данная работа проводилась в тесном сотрудничестве со специалистами КБ – разработчиков РК, 29-го и 3-го НИИ Минобороны, ЦНИИгеодезии, астрономии и картографии, Московского института инженеров геодезии, аэросъемки и картографии, Харьковского института метрологии, испытательных полигонов РВ и др.

В результате проведенных в лаборатории исследований были разработаны основные принципы построения автоматизированных систем определения геодезических данных для подвижных ракетных комплексов наземного и железнодорожного базирования. Были предложены алгоритмы и программы для ЭВМ автоматического расчета координат по маршруту движения РК, а также разработаны методы определения высот точек на основе барометрических и гравиметрических измерений.

В ходе разработки методов и средств контроля и эталонирования гиротеодолитов и гирокомпасов систем прицеливания ракет было предложено оригинальное устройство для закрепления эталонных азимутов контрольных направлений с помощью глубинных обратных отвесов. Значительное внимание было уделено баллистическим гравиметрам для оперативного определения силы тяжести в точках стояния пусковых установок.
 
Результаты теоретических исследований проверялись путем проведения численных экспериментов, а также в ходе проведения натурных испытаний техники, в которых сотрудники лаборатории принимали непосредственное участие.
 
Категория: История РВСН | Добавил: Happy_Pioneer (05.03.2009) | Автор: Владимир Крамаренко
Просмотров: 1354 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Узнайте Украину
Travel to Ukraine

Facebook
Pioneer Club

Продвигайте также свою страницу

Погода

Статистика
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 
Pioneer Club 2009-2017 Используются технологии uCoz