Pioneer Club
Pioneer Club
Вторник, 19.09.2017, 13:48 | RSS
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
 
 

Гость | | | 54.161.91.76 | 

Навигация

Altitel

Мнение
Оцените мой сайт
Всего ответов: 375

Случайное фото

Главная » Статьи » Материалы » Война народная

Новоград-Волынский укрепрайон - Гульская мина.
Чрезвычайно важную роль в планах отражения немецкого наступления должен был сыграть Новоград-Волынский укрепрайон, прикрывавший важнейшее киевское направление. Укрепрайон имел протяженность 120 км и насчитывал 216 долговременных сооружений. Боевые сооружения были в основном расположены в одну линию на правом берегу реки Случь, только в районе Новоград-Волынского и Нового Мирополя доты были эшелонированы а глубину до 4 км, располагаясь в 2-3 линии. Так как Новоград-Волынский был расположен на обоих берегах реки, то доты здесь размещались еще и на левом берегу, образуя плацдарм для возможною наступления. В 1938-39 гг. в 16-20 км к западу от города в районе сел Красиловка, Дедовичи, Ярунь был построен передовой узел обороны, состоящий из 55 дотов. Для прикрытия правого фланга долговременные сооружения отклонялись от реки Случь па 10 км к востоку в районе села Варваровка.
 
Существенными недостатками УРа являлись малое количество артиллерийских сооружений для 76,2-мм орудий и, следовательно, слабая поддержка линии обороны (всего 39 капонирных орудий на 120 км обороны); полное отсутствие противотанковых заграждений и долговременных сооружений для противотанковой артиллерии; малая глубина полосы долговременной обороны на большинстве участков, что создавало большую угрозу всему укрепрайону даже в случае уничтожения противником всего нескольких дотов.

Тем не менее, при соответствующем дооборудовании полосы обороны полевыми укреплениями и при условии своевременного занятия рубежей войсками, Новоград-Волынский укрепрайон мог стать серьезной преградой на пути группы Клейста к Киеву.

С первых дней войны укрепрайон, как и все остальные УРы, спешно приводился в порядок. Ситуация усугублялась тем, что в 1У40 году из-за переноса оборонительных рубежей на новую госграницу начались работы по консервации старых УРов, потому вооружение и самое ценное внутреннее оборудование из догов начали демонтировать и сосредотачивать па складах. Считалось, что в случае угрозы оно будет быстро установлено назад в доты. На практике же оказалось, что часть оборудования так и осталась в сооружениях без всякого ухода, что привело к выходу его из строя. К тому же, определенное количество вооружения и оборудования в 1941 г. отправили в новые укрепрайоны. Все эго отрицательным образом сказывалось на подготовке укрепрайона к обороне.

Тяжелые последствия для боеспособности УРа имело резкое сокращение в 1940 г. штатного состава укрепрайона. Еще в сентябре 1939 г, перед вторжением в Польшу, численность УРа составляла 83,5% от штатного состава, притом хорошо подготовленных для условий боя в долговременных сооружениях бойцов и командиров. Но уже зимой 1939-40 гг. из состава гарнизона были сформированы и отправлены на "Зимнюю войну" пулеметные расчеты. С началом строительства укреплений на новой границе из состава Новоград-Волынского УРа было отправлено значительное число личного состава a в возводимые Любомльский и Владимиро-Волынский укрепрайоны. Штатный состав Новоград-Волынского УРа был сокращен до одного пулеметного батальона и десяти взводов капонирной артиллерии. Этого количества людей было совершенно недостаточно для ухода за оборудованием, остававшемся в дотах и, как указывалось выше, оно начало приходить в негодность.

Так как с началом боевых действий планировалось па базе имевшихся в УРе частей развернуть четыре пулеметных батальона и 20 артвзводов, то в 1940 голу были разработаны мобилизационные планы, согласно которым был предусмотрен призыв и заполнение всех объектов укрепрайона за счет приписного состава. Были проведены учебные сборы для ознакомления с объектами и функциональными обязанностями. Однако такие сборы, конечно же, не могли заменить каждодневную боевую подготовку постоянных гарнизонов. Из-за слабого профессионального уровня младшего командного звена подготовка личного состава укреплений к 1941-м году была недостаточной, а потому ее результативность оказалась низкой.

Надеждам советского командования удержаться на линии старых укрепрайонов не суждено было сбыться. Новоград-Волынский УР был прорван уже 5 июля под Новым Мирополем, а также в районе села Гульск. Кроме уже упомянутых причин, общих для всех старых УРов, под Тульском сыграла свою роль еще одна, о которой будет сказано ниже. Только ценой больших усилий и потерь нашему командованию удалось несколько смягчить катастрофическую ситуацию на киевском направлении. В месте прорыва укрепрайона под Гульском находился один из самых интересных и сильных объектов во всей так называемой “линии Сталина”. Им являлась укрепленная группа, состоящая из дотов №№417,419,420,422 и, вероятно, 418 (авторами номер точно не определен). В советской фортификации такие группы получили наименование “мина”. Гульская “мина” уступала по размерам и огневой мощи только укрепленной группе Могилев-Ямпольского УРа в Серебрии.
 
Werkgruppe.
По окончании боев немцы провели детальной изучение Новоград-Волынского УРа, присвоив при этом его объектам свою нумерацию. Гульские "мины" получили обозначение "Werkgruppe А" и “В". Так как в написании статьи использовались немецкие чертежи, то и мы будем придерживаться принятой у них нумерации.

Строительство “Werkgruppe A" велось в 2 этапа. На первом (1932 -33 гг.) было построено большинство боевых сооружений группы и большая часть подземных коммуникаций. Все вооружение состояло из пулеметов и разметалось в 2-х грехамбразурных дотах для фронтального огня (по немецким схемам №№ 101 и 102) и в 2-х двухамбразурных полукапонирах (№№ 100 и 104) для ведения флангового огня. Подземная часть включала в себя помещения длч отдыха гарнизона, командный пункт, складские помещения для боеприпасов и имущества, продовольствия, лазарет, машинный зал с дизель-генератором, помещения для вентиляционных установок, несколько туалетов и колодец. Имелся там и котел для поддержания в сооружении постоянной температуры. Боевые сооружения соединялись с подземной частью вертикальными шахтами со скоб-трапами. Рядом с этими выходами располагались отсеки с фильтро-вентиляционными установками и часть складов с боеприпасами.

Боеприпасы подавались наверх с помощью подъемников с ручным приводом. Связь между отдельными элементами группы осуществлялась по потернам, имеющим ширину 1,05 и высоту 2,15 м. Для размещения людей, оборудования и снаряжения служили помещения, имевшие ширину 1,85 и высоту 2,45 м. В концах потери, шедших от боевых сооружений, были устроены стены с двумя амбразурами для продольного обстрела. Поэтому противник, ворвавшийся через огневую точку в потерну, оказался бы под убийственным огнем.

Все подземные сооружения были вырублены в скальном грунте на глубине от 10 до 15 м от поверхности и были усилены бетонными секциями. Это обеспечивало хорошую защиту при обстреле крупнокалиберной артиллерией и авиационной бомбардировке.

Боевые сооружения группы располагались нa склонах холма, господствующего над окружающей местностью. Благодаря этому из них открывался отличный обзор и обстрел местности в секторе приблизительно 210°. От атаки с фронта группа была защищена рекой Случь, протекающей прямо под холмом.

Задача обеспечения групп от атаки с тыла возлагалась на соседние доты, что являлось слабым местом группы, т. к. ставило ее в зависимость от продолжительности сопротивления этих дотов. Ведь группа должна была во взаимодействии с соседними дотами №№ 98, 99 и "Werkgruppe B" прикрыть имевшуюся здесь переправу через Случь. В случае захвата переправы противником он выходил на железную дорогу и шоссе, ведущие прямо на Житомир. Задачей соседней "Werkgruppe B" являлось еще и прикрытие железнодорожного моста. Но ее долговременные сооружения обеспечивали ведение только пулеметного огня. Для борьбы с бронецелями планировалось использование двух противотанковых пушек, для которых в одном из входов “мины” были оборудованы укрытия. В случае необходимости пушки выкатывались из укрытий на открытую позицию.

По завершении первого этапа строительства стало ясно, что возможности весьма развитого подземного хозяйства группы использованы далеко не полностью и имеется большой задел для модернизации укрепления. Стремительное развитие военной техники в 30-с годы привело к необходимости провести модернизацию уже возведенных УРов, а также начать строительство ряда новых. Развернувшиеся в 1938 году широкомасштабные фортификационные работы охватили и Новоград-Волынский УР. В их ходе была значительно усилена “Werkgruppe А”. В восточной части группы в 1938-39 гг. был возведен полукапонир для двух 76,2-мм пушек (№ 103). Его задачей было ведение заградительного огня в южном направлении но подступам к реке Случь и поддержка расположенной южнее его на левом берегу реки отдельной группы дотов. Как ни удивительно, но важнейший железнодорожный мост через Случь так и остался без артиллерийского прикрытия.

С окончанием второго этапа строительства общая протяженность подземных коммуникаций группы достигла 515,6 м. Вооружение состояло из двух 76,2-мм пушек обр. 1902 г. на капонирных лафетах образца 1932 г. и десяти станковых пулеметов "максим". Капонирные лафеты обр. 1932 г. обеспечивали ведение огня в секторе 40° по горизонтали и в пределах oт -3' до +12° - но вертикали. Максимальная дальность стрельбы при угле +12° вертикального наведения достигала 5 500 м. Станковые пулеметы, установленные на специальные лафеты, имели угол горизонтального обстрела от 20° в полукапонирах ДО 60" в дотах для фронтального огня. Прицельная дальность стрельбы пулеметов составляла 1 000 м. Имевшиеся в дотах стационарные системы подачи охлаждающей воды позволяли обеспечить ведение длительного непрерывного огня, что было чрезвычайно важно при отражении массированной атаки. Боевые сооружения группы имели в напольной части стены толщиной 1,5 м, а в боковых, укрытых грунтом - 1,2 м. Артиллерийский полукапонир имел боковые стены толщиной 1,3-1,4 м. Такая толщина стен сооружения обеспечивала защиту от неоднократных попаданий 150-мм снарядов. Перекрытие огневых точек имело толщину от 1 до 1,2 м.

Все пулеметные боевые сооружения были оборудованы шахтами аварийного выхода. Входной блок группы располагался в овраге и был оборудован коленчатым сквозником и двумя амбразурами для обстрела проходов. Артиллерийский полу капонир имел кроме коммуникационной шахты еще и отдельный выход, прикрытый коленчатым скозником и амбразурой для обстрела входа. Гарнизон “Werkgruppe А” должен был состоять из 130 человек, что обеспечивало несение дежурства и ведение боя как минимум в две смены. Разделение гарнизона па смены обеспечивало ему полноценный отдых. а это имело большое значение для длительной обороны. Этому способствовало также и создание достаточно комфортных условий обитания, хотя эти условия, конечно, нельзя было сравнить с теми, что были во французских, швейцарских, немецких либо бельгийских укреплениях аналогичного типа.

Вместе с тем нельзя не отметить ряд крупных недостатков группы. Важнейшим из них являлось отсутствие полностью круговой обороны или хотя бы 1-2 пулеметных бронеколпаков для обстрела поверхности холма, в котором размещалась “Werkgruppe А”. Беспрепятственное перемещение саперов противника по его поверхности имело бы самые роковые последствия для укрепления. Шахты аварийных выходов дотов в таком случае послужили бы противнику в качестве минных колодцев, и только тщательная маскировка шахт могла бы на время оттянуть подрыв огневых точек. Крупнейшим просчетом наших проектировщиков стало оборудование воздухозаборных устройств в виде вертикальных шахт, выходящих на ничем не защищенную поверхность холма. Вся защита их состояла всего-навсего из железобетонных кубов с четырьмя воздухозаборными отверстиями. Мысль о том, в каком положении окажется гарнизон группы, когда до этих шахт доберутся саперы противника, по-видимому, никому и в голову не приходила. Потратив много сил и средств на возведение столь сложного укрепления и даже подготовив его к внутренней обороне, наши военные инженеры просто наплевательски отнеслись к вопросам ближней обороны и обеспечения безопасного снабжения укрепления свежим воздухом. Слабым местом являлась также броневая защита амбразур огневых точек, уже не отвечавшая условиям боя 1941 гада. Ход боевых действий продемонстрировал эти недостатки со всей очевидностью.

Формирование частей.
 
Формирование частей укрепрайона началось с первых же дней войны. За счет приписного состава гарнизон УРа был развернут до штатной численности, а позже из отступавших красноармейцев был сформирован дополнительный 5-й батальон. Тем не менее, не все сооружения были занята гарнизонами полного состава. Это относится и к "Werkgruppe А" По воспоминаниям командира артиллерийского полукапонира младшего лейтенанта Якова Семеновича Кардаша, гарнизон укрепленной группы составлял 58 человек, причем значительная часть была из приписного состава. Это количество людей вынуждало вести бой только в одну смену, без полноценного отдыха. Только для обслуживания орудий было создано по два расчета, причем первый из них - кадровый.

Командиром роты и всей укрепленной группы был старший лейтенант Чернявский, а комиссаром - Степан Васильевич Макаров. Видимо, не очень рассчитывая в деле поддержания "боевого духа" на одного комиссара, к тому же из приписного состава, в гарнизон укрепленной группы включили еще и двух особистов.

Сразу же после завершения формирования гарнизона началось интенсивное обучение бойцов из приписного состава, но времени для подготовки полноценных специалистов, конечно же, не было. Большое внимание было уделено снабжению укрепления боеприпасами, продовольствием и снаряжением - запасов хватило бы на много дней упорной обороны даже в условиях полной изоляции. Видимо, с целью повышения стойкости гарнизона было проведено еще одно мероприятие в духе того времени все кадровые бойцы подали заявление о вступлении в партию. До начала июля полоса обороны УРа в районе Гульска была занята исключительно подразделениями укрепрайона. И только 3 июли на рубеже появились полевые части. Однако радость гарнизонов дотов оказалась недолгой - не пробыв па позициях и 23 часов, полевые войска снялись и ушли, бросив бойцов УРа на произвол судьбы.

Факт просто поразительный! В мемуарах многократно писалось о том, сколько сил наше командование приложило для того, чтобы своевременно занять рубеж старых УРов полевыми войсками. На деле же никто, видимо, не удосужился проверить, действительно ли эти войска находятся на тех рубежах, которые им были указаны. В результате такого подхода один из важных участков укрепрайона остался совершенно без полевых частей. Поэтому любой, даже незначительный прорыв полосы долговременных сооружений вел к развалу всей обороны, т к. контратаковать вклинившегося противника было нечем. А в таком случае появлялась возможность атаковать ночью ДОТы с тыла и последовательно уничтожать их. Как сказал Кардаш: “полевых частей нет, и мы остались как мышонки в норках”. Едва успели наши войска убраться восвояси, как появились немцы.

Военные действия.
 
Ранним утром 4 июля противник начал переправу через Случь и атаку укрепрайона. Гарнизоны дотов открыли интенсивный огонь по немецкой пехоте и технике. В частности, из артиллерийского дота, с которым у "Werkgruppe А" была телефонная связь, сообщили об уничтоженном танке и мотоцикле. Бойцы укрепленной группы также вели сильный огонь по противнику, пытавшемуся переправиться возле укрепления через реку, а также отражая его попытки блокировать соседние доты.

В разгар боя выявился еще один серьезнейший просчет наших инженеров - фильтровентиляционная установка не справлялась с той массой пороховых газов, которая скапливалась к орудийных казематах от ведения очень интенсивного огня. В результате первая смена орудийной прислуги (кадровый состав!) угорела и была вынуждена прекратить огонь. На замену была немедленно вызвана вторая смена орудийных расчётов, но и она, отравившись газами, смогла продержаться недолго. Кардаш, наблюдавший из своей рубки за полем боя в перископ, был вынужден сам встать у орудия. С красноармейцами Тимошенко, Скрыпником и Бойко он продолжал вести огонь до той поры, пока немцы, обнаружив полукапонир, по вспышкам огня, не открыли по нему прицельный огонь. Попавшим в орудие снарядом Кардаш был серьёзно контужен, после чего полукапонир прекратил вести огонь. Лейтенант был спущен подъёмником вниз, где уже находились бойцы его огневой точки, отравившиеся газами.

Тем не менее днем обойти укрепленную группу противнику не удалось. Зато успешной оказалась ночная попытка, т. к. немцы прекрасно использовали тот факт, что в наших дотах совершенно отсутствовали средства для ведения боя в ночных условиях (прожектора, пусковые устройства осветительных ракет). К тому же из-за отсутствия полевого заполнения можно было воспользоваться участками, плохо простреливаемыми из дотов. Что случилось с гарнизонами соседних дотов - неизвестно, но предотвратить обход немцами “мины” они не смогли. С выходом саперов противника в тыл судьба укрепления была решена.

Первоначально немцы предприняли попытку порваться в подземелье через входной блок, но огонь ручных пулеметов из его амбразур охладил их пыл. Аналогичным образом была отражена попытка ворваться в артиллерийский полукапонир через его внешний выход. Тогда немецкие саперы попробовали воспользоваться еще одним слабым местом наших дотов - плохой защитой перископной трубы. Запорная крышка трубы обычно подрывалась гранатой, после чего внутрь заливался бензин либо опускалась взрывчатка. Видимо, увлекшись знакомой работой, немецкие саперы забыли про осторожность, т. к. красноармейцу Ефиму Бойко удалось открыть противоштурмовую решетку входа в полукапонир, выбраться наружу и забросать немцев гранатами.

Вскоре, однако, немцы обнаружили кубы воздухозаборных шахт, быстро определили их назначение и перестали рисковать людьми. В имевшиеся отверстия они стали заливать бензин, а потом бросали вниз гранаты.

Дым от возникшего сильного пожара распространился по подземелью, выедай глаза и не давая дышать.

Несмотря на тяжелейшее положение, гарнизон продолжал держаться, хоть отчаяние людей нарастало. Саперы противника продолжали каждый день залипать в вентиляционные шахты бензин и поджигать его. На третий день эту пытку не выдержали особисты. Понимая, что выхода нет, и не желая сдаваться в плен, они застрелились в своей комнате. Такая же мысль была и у лейтенанта Кардаша, но бойцы его дога Бойко и Лагу га не дали это сделать, отобрав у него пистолет.

Самоубийство особистов вызвало панику в гарнизоне. После обсуждении положения Чернявский и Макаров приняли решение сдаться в плен, надеясь спасти людей. Наверх была послана группа бойцов, но она не вернулась. Спустя время отравили еще одну группу, по и от нее не получили никаких известий. Только через десятилетия стала известна их судьба-все они были расстреляны немцами. В 1960 году были обнаружены останки группы парламентеров (четыре человека) недалеко от входного блока, а в 1982 году житель Гульска А. Велест, набирая глину, обнаружил останки еще 9 человек. И только третьей группе удалось договориться с немцами о капитуляции. Вниз была сброшена записка, в которой говорилось, где выходить из укрепления. Все поднялись наверх - "мина" была окружена вражеской пехотой и танками. Приказав пленным сесть на землю, немцы сразу начали допрос.

Сначала офицер, говоривший по-русски, спросил, где комиссар (все были в телогрейках и знаков различия не было видно. Так как никто на вопрос не отвечал, то он применил метод, который не раз использовался немцами в таких случаях. Слово Якову Кардашу: "Тогда поднял одного бойца по фамилии Сосниеский. Повторил вопрос, походил, походил, говорит:

-Остались жить минуту, -вынул парабеллум. - Не скажешь через минуту - убью как собаку, скажет кто-то другой.

Соаювский подошел к комиссару и оказал; - Этот комиссар. Немец скомандовал комиссару:

-Встатъ! Ты комиссар? Макаров ответил.
-Я.
-Руки назад, шагом марш!

Метров 8-10 отвел и выстрелил в спину. Макаров упал лицом вниз. А там немцы стояли, офицеры, то сказали ему: "драп". Тогда он погнал 3 пули в лежащего комиссара".

Вернувшись назад, немец спросил, где комендант артточки. Кардан: понял, что его ждет судьба Макарова (кстати, в захваченных на границе дотах немцы также нередко старались расстрелять кроме политруков еще и офицеров-артиллеристов). К счастью, к немецким офицерам в этот момент подъехал мотоциклист Немцы о чем-то поговорили, а затем скомандовали пленным встать и перевели всех на другой берег Случи. Там пленных выстроили лицом к “мине” и сказали: "Вот смотрите, что от вас осталось бы через несколько минут, если бы вы ив сдались". В этот момент раздался сильный взрыв, который сразу снес половину одной пулеметной точки. Правда, на Кардаша эта демонстрация не произвела никакого впечатления: "Нам, конечно, внизу ничего не, было бы от их взрывчатки".

Потом всех отправили в Новоград-Волынский лагерь военнопленных. Позже Кардаша перевели в лагерь в польском городе Хелм, откуда он удачно бежал к партизанам и воевал в отряде им. Чапаева до 1944 года.
 
Гибель.

На атом злоключения “мины” не кончились. Боевые сооружения группы пострадали во время проводившейся немцами в 1942-43 гг. широкомасштабной акции по уничтожению захваченных советских укрепрайонов. В “Werkgruppe А” кроме демонстративно уничтоженной огневой точки для фронтального огня были взорваны вторая такая точка и участок потерны возле входного блока.

Бой укрепленной группы и печальная судьба ее гарнизона самым наглядным образом показали, что при проектировании долговременных сооружений пет второстепенных вопросов. Любой, кажущийся пустяковым, недочет будет иметь самые тяжелые последствия в бою.

Ныне же, несмотря на разграбление внутреннего оборудования, гульская “мина” служит интереснейшим туристским объектом, правда, только для тех, кто самостоятельно рискует ее посещать. В будущем, при вложении определенных средств на ее частичное восстановление, она может стать хорошим местом для организации платных экскурсий, как это делается в Западной Европе. А пока следует помнить - при посещении заброшенных фортификационных сооружений необходимо проявлять особую осмотрительность!
 
Полезная информация:
Карта генерального штаба М-35-056 района дислокации объекта.
 
 
Схема расположения дотов укрепрайона.
 
 
Схема района обстрела дотов уркпрайона

 
Схема укрепленной группы "Жвяхель"
 
 
Категория: Война народная | Добавил: Happy_Pioneer (05.03.2009)
Просмотров: 5643 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
Видимо, так перевели с немецкого. А материал интереснейший!!! Авторам- респект!!!

1  
На сколько я знаю Zwiahel читается как Звягель. Звягель - старое название города, до того как Екатерина 2ая переименовала его в Новоград-Волынский. Слово жвяхель (!!! 0_o) нигде не упоминается в истории города...

Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск

Узнайте Украину
Travel to Ukraine

Facebook
Pioneer Club

Продвигайте также свою страницу

Погода

Статистика
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 
Pioneer Club 2009-2017 Используются технологии uCoz